Статьи

Потенцированные органопрепараты

Применение потенцированных препаратов из здоровых органов высших животных началось благодаря указаниям Р. Штайнера. Происходящие из царства животных органы следует понимать как действующие на жизненное начало в человеке.

Р. Штайнер полагает, что среди природных лекарственных препаратов особое место принадле­жит препаратам, полученным из тканей органов высших животных. В некото­ром смысле лечение потенцированными органопрепаратами сравнимо с лечением иммунными сыворотками, гормонами и препаратами из свежих клеток. Однако использование потенцированного вещества из органов основано на совершенно другом терапевтическом принципе. Применение сывороток, веществ внутренней секреции и свежих клеток является простой заменой («физиологическим протезом»). Напротив, лечение потенцированными органопрепаратами относится более к гуморальным и клеточным процессам активной иммунной защиты, хотя при этом специфические и неспецифические антитела не форми­руются и реакция «антиген-антитело» не возникает.

Обменные процессы («эфирное тело» или «жизненное тело» или «тело созидающих сил» в терминологии антропософского учения о человеке) представляет собой тот самый функциональный формирую­щий принцип, который скрывается за сформированным физи­ческим телом, заботится о его росте, поддержании и исцеле­нии. Именно этот аспект придает этим лекарственным средствам выдающееся значение тогда, когда жизненное на­чало в человеке различным образом оказывается особенно ослабленным. Тот факт, что органопрепараты действуют на ту часть существа, из которого исходит все исцеление, дела­ет понятной эту совершенно особую эффективность.

У животных (у крупного рогатого скота и свиней) процессы пищеварения, обмена веществ и построения более развиты. В корове обменные процессы построения происходят совер­шенно особенным образом, что демонстрируется увеличени­ем жизненности в ее выделениях (молоке). В противоположность этому в человеке после завершения роста и формирования органов часть сил их созидающих высвобождается, например для мышления. В животном эти силы остаются связанными с органами, что опять же является основой их здоровья. Именно там, где в человеке созидающие силы стали слишком слабыми, потен­цированные органы рогатого скота могут оказывать целительное действие.

Первые основы новой медицинской системы были заложены Р. Штайнером в 1920 г. в цикле докладов. В них он обозначает ле­карственные средства животного происхождения наряду с растительными и минеральными лекарствами в целом как составные части антропософской Маteria medicа.

Одним из принципов применения органопрепаратов, создававшихся е последующие годы, является и то, что они направляют действие минеральных или растительных средств на определенную область органа и тем самым усили­вают его. Этот принцип терапии «проводника» был пояснен в 1924 г на примере печения неврологического заболевания с помощью Аrnica, Formicа и Соrpora Quadrigeminа

В августе 1924 г.  Р. Штайнер сообщает в открытом докладе в Лондоне об успешном применении потенцирован­ного органопрепарата гипофиза в Клинико-терапевтическом институте в Арлесхайме. Речь шла о печении рахита и других деформаций конечностей в детском возрасте. Гипофиз как орган внутренней секреции с точки зрения антропософской медицины улучшает связь между нервной системой и систе­мой «обмена веществ – конечностей» и тем самым укрепляет формирующую силу системы головы, действующую на конеч­ности и остальной организм.

В этой связи современные результаты исследований указыва­ют на связь гипофиза со световым процессом. Деятельность гипофиза, можно сказать, усиливает чувствительность к свету и внутренний световой процесс, который, в свою очередь, представляет основу пластического формирования органов.

Уже на приведенном выше примере лечения рахита органо­препаратом гипофиза стало ясно, что речь идет не только о поверхностной непосредственной связи между органом и органопрепаратом, которая при стереотипной и полипрагмазийной терапии затушевывает клиническую картину заболе­вания или его симптом. Эта часть терапии скорее предъявля­ет врачу требование присоединиться к патофизиологическому исследованию и со временем выработать более глубокое понимание живых органов и их взаимодействия внутри цело­го организма.

При выборе характера терапии играют взгляды на «членение» человека. Например, следует думать о трехчленном порядке зародышевых листков, о четырех органах, образую­щих белок.

Таким образом, терапевтические связи имеются на самых разных уровнях терапии. Орган или система органов может рассматриваться благодаря своим свойствам непосредствен­но как «проводник» других лекарственных средств и концент­рировать их активность в определенном месте. Однако орган может рассматриваться и в широком смысле со всей той сферой, которая находится под его регуляторным влиянием. Так, например, печень может считаться центром жидкостного организма. Даже при физической или функцио­нальной редукции органов в постнатальном периоде, воз­можно терапевтическое воздействие на них в форме, так называемых, эмбриональных органопрепатов.

Например, потенцированный органо­препарат желчи может, с одной стороны, привлекаться для лечения местного симптомокомплекса, например, для усиле­ния желчеотделения, а с другой — для терапии патологически смещенных желчных процессов в организме, проявляющих­ся, например, в форме мигрени. Непереносимость некоторых пищевых продуктов, изменение цвета ступа могут рассматри­ваться в качестве свидетелей слишком слабого локального желчного процесса в области обмена веществ, в брюшной полости. В противовес этому сильно смещенный в область головы желчный процесс провоцирует в этом случае приступ мигрени. Fel tauri в высокой потенции освобождает голову от смещенного в неё желчного процесса и возвращает его на место своего физиологического действия.

Тот же принцип лежит в основе подкожных инъекций Renes / Cuprum, действующих через почки при бронхиальной астме. Благодаря такой терапии душевная организация, патологи­чески активная в спастике бронхиальной системы, лучше закрепляется в почках, где она заботится физиологически о выделении мочи. Или органопрепарат Рlexus pulmonalis (Nervus vagus) в средней потенции применяется во время приступов астмы с целью ослабления избыточной активности парасимпатичес­кой нервной системы.

Примером формирования здорового окружения органа явля­ется лечение пищевой аллергии с помощью органопрепарата поджелудочной железы, на что указывал уже Р. Штайнер. Причина здесь кроется в недостаточном преодолении внеш­него мира в процессе пищеварения, и в связи с этим чуждые вещества проникают внутрь организма, вызывая в нём за­щитные реакции. Патологические симптомы могут проявлять­ся на коже, синовиальных оболочках суставов, в бронхах и т.п. В наше время есть грудные дети, у которых аллергия возникает на коровье молоко, хотя их еще ни разу им не поили. Однако матери этих детей пьют коровье молоко и мельчайшие количества его передаются через материнское молоко детям. В данном случае целесообразно лечение и матери, и ребенка органопрепаратом поджелудочной желе­зы, например, в форме Cichorium / Pancreas, который укрепляет организм в его задаче по полному разрушению и перевариванию белка пищи таким образом, что внутри орга­низма прекращается чужеродная деятельность и аллергичес­кая реакция становится излишней.

Лечение потенцированными органопрепаратами имеет особое значение, поскольку они по своим органотипическим характеристикам близки к метаболическим процессам соответствующих им органов человека. Основным здесь является встреча между гомологичной «структурой», в данном случае это органопрепарат, и больным органом. Таким образом, терапевтический эффект основывается не на химико-физической реакции в материальном смысле этого слова, а на энергетической реакции, сравнимой только с ранним эмбриогенезом органов или специфических белковых структур, с памятью и распознаванием в феноменах биологического иммунитета.

В противоположность клеточной терапии, лечение проводится потенцированными субстанциями.

Каждый раз, когда патологический процесс, «пронизывая» всё существо человека, останавливается в физическом теле, «закрепляясь» в нем, следует думать о необходимости применения органопрепарата как лекарственного средства, содержащего и концентрирующего в себе потенцию жизненных сил. В первую очередь, речь идет о терапии хронических дегенеративных и хронических воспалительных заболеваний и о недоразвитии органов. Введя в больной организм потенцированный органопрепарат, мы подталкиваем больной организм в направлении здоровья. Однако следует отметить, что терапия органопрепаратами является лишь частью общей терапевтической концепции. Органопрепарат рекомендуется использовать в дополнении к другим терапевтическим мероприятиям для того, чтобы сконцентрировать действие этих методов именно на конкретном органе.

Существует много препаратов, где органопрепарат является частью комбинированного препарата (растения, минералы), где все составляющие части лекарственного средства в процессе изготовления обрабатываются вместе. Многие из них составлены таким образом, чтобы в них сочетались лекарственные средства из всех трех царств природы. Таким образом, здоровая функция того или иного органа становится лучше представленной. Например, при терапии патологии сердца применяется комбинированный органопрепарат сердца, в составе которого есть металл золото. Такой состав препарата подобран для того, чтобы как можно более объёмно и всеохватно представить здоровую функцию данного органа.

Следует заметить, что, например, в геронтологической практике пациенты сами по себе, уже в силу естественных причин, склонны к развитию склеротических процессов и именно у них потенцированные органопрепараты применяются особенно часто. У пожилых пациентов терапия органопрепаратами превращается, по сути, в конституциональный метод терапии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *